Sep. 16th, 2016

pepsimist: (Default)

«Директор «Левада-центра» Лев Гудков в связи с признанием организации «иностранным агентом» опубликовал заявление, в котором говорится, что Россия столкнулась с угрозой превращения в «резервацию бедного и агрессивного населения, утешающего себя иллюзиями национального превосходства и исключительности».

Гудков отмечает, российское законодательство о некоммерческих организациях открывает возможности для полного произвола административных органов из-за размытого определения понятий «политическая деятельность» и «иностранное финансирование». Действия министерства юстиции, по словам Гудкова, приводят к ограничению научных связей российских ученых с иностранными, что означает «перспективу дальнейшей консервации научной архаики и деградации».

«Такая политика дискредитации и уничтожения всего лучшего, что есть в гражданском обществе России, не просто позорит страну, но что гораздо более важно, ведет к подавлению источников ее развития, стагнации, неизбежно оборачивающейся общей — моральной, интеллектуальной и социальной — деградацией, апатией, разложением государства и общества.

Закончат с социологией — перейдут к истории, экономике, генетике, физике и прочим наукам, как это было в сталинские годы. «Левада-центр» включен в реестр «иностранных агентов» под номеров 141, завтра этих организаций-агентов чужого влияния будут сотни или тысячи. Последствия этого наступления фазы общественной реакции будут ощущаться на протяжении двух-трех следующих поколений.
»

Заявление Левада-центра

Оригинал записи на pepsimist.ru: Иностранный агент заявляет
pepsimist: (Default)
Владимир Яковлев:

«Меня назвали в честь деда.
Мой дед, Владимир Яковлев, был убийца, кровавый палач, чекист. Среди многих его жертв были и его собственные родители.
Своего отца дед расстрелял за спекуляцию. Его мать, моя прабабушка, узнав об этом, повесилась.

Мои самые счастливые детские воспоминания связаны со старой, просторной квартирой на Новокузнецкой, которой в нашей семье очень гордились. Эта квартира, как я узнал позже, была не куплена и не построена, а реквизирована - то есть силой отобрана - у богатой замоскворецкой купеческой семьи.

Я помню старый резной буфет, в который я лазал за вареньем. И большой уютный диван, на котором мы с бабушкой по вечерам, укутавшись пледом, читали сказки. И два огромных кожаных кресла, которыми, по семейной традиции, пользовались только для самых важных разговоров.

Как я узнал позже, моя бабушка, которую я очень любил, большую часть жизни успешно проработала профессиональным агентом-провокатором. Урожденная дворянка, она пользовалась своим происхождением, чтобы налаживать связи и провоцировать знакомых на откровенность. По результатам бесед писала служебные донесения.
Диван, на котором я слушал сказки, и кресла, и буфет, и всю остальную мебель в квартире дед с бабушкой не покупали. Они просто выбрали их для себя на специальном складе, куда доставлялось имущество из квартир расстрелянных москвичей.
С этого склада чекисты бесплатно обставляли свои квартиры.

Под тонкой пленкой неведения, мои счастливые детские воспоминания пропитаны духом грабежей, убийств, насилия и предательства. Пропитаны кровью.

Да что я один такой?

Мы все, выросшие в России - внуки жертв и палачей. Все абсолютно, все без исключения. В вашей семье не было жертв? Значит были палачи. Не было палачей? Значит были жертвы. Не было ни жертв, ни палачей? Значит есть тайны.

Даже не сомневайтесь!

Read more... )

Оригинал записи на pepsimist.ru: Потомки выживших

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5 6 7 8 910
11 12 13 14 151617
18 19 20 21 222324
25 262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:48 am
Powered by Dreamwidth Studios