pepsimist: (smoker)
Откуда берутся мысли?
Вот не было их, не было, и вдруг откуда ни возьмись — здрасьте, а вот и мы!
Или бывает ровно наоборот — чья-то башка от мыслей пухнет, раздувается и трещит по всем черепным швам, этот кто-то беспорядочно сыплет мыслями в разные стороны, бросается ими, тошнит и рвет, его несет мыслями, у него мысленное недержание, мысленный понос, и вдруг бац — и тишина.
Застыл, не движется, даже в глазах отблеска мысли нет, пусто.
Вот от чего так, а?
И никто не знает.
У кого ни спросишь, все пургу какую-то псевдонаучную нести начинают или пошлыми хиханьками отделываются.
То есть выходит, у них тоже в этот момент либо мыслей вовсе нет, либо они все какие-то недоразвитые, левые, порченые, и свежую остро пахнущую мысль взять им негде. Нету.
Вот вопрос и возникает — откуда же они берутся, как появляются, и куда деваются, когда их нет?
Это же всё не праздный вопрос, не просто так интересуюсь.
Вот, к примеру, звонит телефон, трубку берешь, говоришь «Алло»... и всё.
И дальше в лучшем случае междометия из себя выжимаешь, на сплошных рефлексах работаешь, никакой второй сигнальной системы, сплошная первая, да и та убогая.
А если это звонит человек для тебя важный или вопрос животрепещущий решить надо, а ты ни бэ ни мэ, только экаешь в трубку да вздыхаешь обреченно.
Мыслей в тебе нет и даже не ожидается в ближайшее время.
Чувствуешь чем-то там внутри себя, что мыслей в тебе в обозримом будущем точно не будет.
А проблемы решать всё же надо, договариваться, спорить, обосновывать, объяснять почему «да» или почему «нет».
Для этого слова нужны, вернее, мысли, облечённые в слова, вербализованные.
А мыслей, как уже сказано, нету ни одной, даже завалящей, выколупанной из пыльного сорного угла самой дальней извилины.
Есть люди, способные на двухчасовые монологи, даже не слыша от собеседника дежурных «угу» или «ну да».
А я как раз кроме этих междометий ничего выдать не могу.
Ну, если только не задан конкретный вопрос, подразумевающий односложный ответ.
Как тут поступать? Что делать?
Народные псевдомудрости типа «На нет и суда нет», абсолютная фигня, ложь и безграмотные выдумки охочей до банальностей голи перекатной.
Уж что-что, а суд у нас на все найдется, а про осуждение и говорить нечего, нам хорошего человека осудить, это только дай. А не дашь — сами возьмем.
И идиотом назовут, и малахольным, и бухим и с похмелья, и как еще только не назовут.
И ни у кого соображение не шевельнётся помочь человеку, подсказать, поделиться мыслями, если своих много и не жалко.
И вот один сидишь идиотом, бормочешь, мысли подзываешь: цып-цып-цып, гули-гули, кис-кис-кис...
А мыслей о том, как еще можно собрать хоть немножечко мыслей — нет.
Одни только гули-гули.

Гули-гули

Оригинал записи на pepsimist.ru: Гули-гули, кис-кис-кис
pepsimist: (Default)
Понедельник тяжелый день и это так же точно, как и то, что остальные дни недели не легче, а только носят другие названия.
Чем среда отличается от понедельника кроме названия?
Поменяйте среду с понедельником и вы ничего не заметите, потому что ничего не изменится — те же лица, те же бумаги, те же дела и те же пробки.
В понедельник вы переживаете, что кончилось воскресенье.
Во вторник из-за того, что впереди еще вся рабочая неделя.
В пятницу трясетесь от нетерпения быстрее свалить с работы.
В субботу вас изводит мысль о том, что выходных всего два, а надо успеть главное — отдохнуть с запасом, но при этом многое успеть.
В воскресенье мучает сознание бездарно проведенной субботы, что с каждой прожитой минутой выходные заканчиваются, а рабочая неделя (целая неделя!) вот-вот наступит, а вы так ничего и не успели, а устали, кажется, еще больше, чем за пять рабочих дней.
И после этого все еще будете утверждать, что именно понедельник самый тяжелый день?
Оставьте эти глупости, не мелочитесь, считайте не днями, считайте неделями, их всего пятьдесят две в году и все безымянные.

Считайте не днями, а неделями

Оригинал записи на pepsimist.ru: Не дольками, а кусками
pepsimist: (Default)
Если бы у меня сейчас были каникулы, как бы я их провел?
А вот понятия не имею.
Ну, была бы физиологическая вкупе с финансовой возможности, смотался бы в европейские части с умеренным климатом на предмет старинной архитектуры.
В общем, наверное, и все.
Из того, что можно потрогать руками, ничего не надо, уже есть.
То есть все, что хотелось бы иметь и трогать.
Вот до архитектуры так и не дотянулся, а все остальное — вот оно.
Это не значит, что обременен машиной, яхтой, виллой, квартиркой в Майями, властью, должностью, деньгами и прочей херней — это всегда было скучно и чуждо, не входило в сферу даже дальних интересов.
А прочее, что можно найти, сделать, создать, придумать или приобрести — есть.
Ну, почти все — иначе было бы скучно и незачем жить.
Ведь нужно не много, нужно — необходимо.
Чтобы было все, но вот совсем чуточку не доставало.
Здоровья бы еще близким и себе, и ничего больше не нужно для хорошей жизни в стране вечных каникул.
Страна только такая нужна.

Жизнь в стране вечных каникул

Оригинал записи на pepsimist.ru: Жизнь в стране вечных каникул
pepsimist: (smoker)
kolbasa

— Колбаски докторской грамм триста взвесьте, пожалуйста.
— Докторской?
— Докторской.
— Не советую.
— Отчего же? Не свежая?
— Нет, почему же не свежая, у нас все продукты свежие. Мы лежалым товаром не торгуем, как те, что у аптеки. Халтурщики! У нас все только самое свеженькое, не сомневайтесь. Мы марку держим.
— Замечательно. Взвесьте триста грамм, пожалуйста.
— Пожалуйста. Но не советую.
— Почему же тогда, если она у вас свежая?
— А как же! Продукт первый сорт! Только что, можно сказать, коровкой гуляла, травку кушала, а сейчас вот колбаска высший сорт. Парная! Прямо с комбината! Мы с холодильников не берем, чтоб вы знали, мы только с комбината напрямую, чтобы, значит, покупатели довольны были. Можете не сомневаться, продукт наисвежайший!
— Очень хорошо, я рад за вас, так, а с колбасой-то что?
— С докторской?
— С докторской.
— Так тоже свежая, как и все.
— А почему же не советуете?
— Не советую? Ну да, не советую. А вы что же не слышали сколько в прошлом годе народу грибами потравилось? Это же ужас! Тыщи! Тыщи! И не поганками какими-нибудь, мухоморами, а самыми что ни на есть белыми с подберезовиками! Вот вроде гриб и гриб, крепенький, целенький, листик на нем прилипши, иголочки сосновые. Ты его и в корзинку, а после супчик из него или там пожарить. Съел, и... Опа, а гриб-то — отрава! Чистый яд! Во как!
— Ну да, я знаю, слышал про грибы, а причем тут колбаса? Она же у вас, надеюсь, не грибная.
— Какая же грибная? Что вы! Помилуйте! Продукт высший сорт! Мясо, чистейший филей. А кроме мяса там что?
— И что?
Read more... )

Оригинал на pepsimist.ru: Колбаса
pepsimist: (smoker)
Человек думает, или он думает, что думает?
Ему кажется, или ему кажется, что кажется?
Вот ему привиделось, или только привиделось, будто что-то привиделось?
Уверен ли он, или просто уверен в том, что уверен?
Почудилось, или почудилось, что почудилось?
Он действительно ощущает что-то, или ощущает лишь ощущение ощущения?
Все это меня мучает.
Или мне только чудится, что мне кажется, что меня что-то мучает?
Чудится, кажется или показалось?
Оригинал на pepsimist.ru: Чудится, кажется или показалось?

Зима

Oct. 23rd, 2013 12:57 am
pepsimist: (Default)
В бирюзовом небе под сливочными облаками кружились стаи девушек в перьях из подушек.
Завораживающая музыка спускалась вместе с ветром и опадающими перьями на землю.
Лютни, цитры, арфы, флейты слышались в этой музыке.
Зеленая трава и желтые листья на ней покрывались тонким слоем перьев и казалось, что пришла зима.
Внезапно вместе с перьями и музыкой на траву стали падать и сами девушки.
Те их места, что не были покрыты перьями, тускло светились сиреневым.
От их изящных тел шел легкий пар. Сердца их не бились...
Зима-таки пришла...

Зима пришла

Мадам

Aug. 7th, 2013 09:35 pm
pepsimist: (Default)
Ваши бедра вам очень к лицу, мадам! Глаза ваши такие же большие и карие, как ваша загорелая грудь, а пышные, блестящие ягодицы изящно контрастируют с тонкими и чувственными губами. Пятки ваши нежны, янтарные пальчики безумно изящны на фоне белого песка. Пупок чарующе беззащитен и мил, талия тонка, а лобок вызывающе выпятил мокрую ткань и манит взоры, руки, члены...
Как жаль, что вы полная дура, мадам.

Оказывается, написал и опубликовал еще десять лет назад. А ведь актуально.

Как жаль, что вы круглая дура, мадам.

Оригинал на pepsimist.ru: Мадам
pepsimist: (Default)
До этого портки только зимой одевали, а так весь год в рубахах ходили на голы ноги.
Поэтому, наверное, трусы, любимая, и я даже сказал бы, национальная советская одежда.
Особенно широкие, ниже колен, вроде этакой юбки, и чтобы в какой-нибудь чудовищный цветочек.
Ух, народ такие любит!
Впрочем, я тоже не без трусов хожу, но выбираю покороче, поуже и не в цветочек.
Хотя в клеточку у меня есть.
Ковбойская такая клеточка, на дам впечатляющее действует.
А вот будучи каким-нибудь Славой Зайцевым, трусы я бы делал с кучей карманов всех форм, видов и размеров.
Снабдил бы трусы петлями для ремня, отстегивающимися помочами, специальными съемными водонепроницаемыми карманами на липучках для ношения документов, денег и курева.
Придавал бы к ним самонадувающийся пояс для спасения утопающих, специальный широкий ремень для ношения на нем разнообразных несессеров, сумочек, котомок и рюкзаков с фотоаппаратами и мобильниками.
Сзади, карман на молнии, в который можно (вроде капюшона на куртках) сложить рубашку или легкую куртку.
Пристегивающиеся штанины внизу сделать со шнурами, которые при надобности можно было бы герметично затянуть.
В комплект должен входить специальный пенорезиновый гульфик для разных случаев.
Ширинка на липучке и двух кнопках с молнией сверху (опционально).
Так же в комплекте должны быть две съемные подкладки — одна на бобровом меху для тепла и влагоизоляции, вторая прорезиненная газо-водонепроницаемая.
Ну и разные другие мелочи.
Вот это уже были бы настоящие трусы, а не юбочка из ситца в горошек на толстом волосатом животе.

Труселя в цветочек

Оригинал на pepsimist.ru: Трусливое
pepsimist: (Default)
Да, командир, я такой задумался. Об чем, об чем... А вот когда обо всем и ни о чем, знаешь? Ну так, когда душа вспухает, ноет — об чем тут думать-то... Вот, обо всем сразу. Об жизни, мать её ети, чтоб или ну её нафиг совсем или чтоб пожить по-человечески. Я ж и не пробовал, почитай, совсем, по-человечески-то. В пеленках матка портвешом поила, чтоб не орал. Лучше б, сука, жрать давала, хоть титьку, хоть краюху. Когда по пьяному делу откинулась, хоть спокойней стало. Пацанвой на речку бегали, с девками жались да самогоном разбавлялись, когда доставали. А чо еще в деревне делать было — двенадцать изб, семь старух, да мы, пацаны чужих кур гоняем. Так потом и сожрали всех. В лес уносили и жарили. А самогон у Лукерьи брали. Ей гнать-то надо, значит дрова нужны, воды натаскать, то да сё... А она по пузырю на брата взамен давала. И ей польза и нам хорошо. Опосля свинью в соседнем селе сперли. Ох, как тогда наелись!.. Ну, по пятерику дали. Мне и Юрке Шкворню. Шкетам по году условно. Вышел, в город подался. Куда еще-то? Здесь хоть подай-поднеси-выкини, худо-бедно на пузырь с закуской хватает. Ну, а нет, так всегда есть к кому присоседиться. Зимой, да, люто зимой. А чо сделаешь-то? Так оно все, командир, устроено. Тебе вот штиблеты замшевые, девахе этой скрыпочку, а мне присесть, послушать. У тебя закурить, часом, не найдется? Не куришь... Ладно, ступай командир, только девахе этой рупь от меня положи. Хорошо пиликает, душевно...

Великая сила искусства>

Оригинал на pepsimist.ru: Волшебная сила искусства
pepsimist: (Default)
Ведь что особенно интересно в хорошо одетой женщине?
То, что под одеждой она голая.
Одетая женщина интересна только модельерам, швейникам и продавцам одежды, да и то лишь с корыстной, меркантильной точки зрения.
А что делает любой мужчина при виде женщины?
Правильно, он ее раздевает.
Сначала в мыслях, а потом, если повезет, то и в реальности.
Поэтому одежда на дамах нужна лишь для усиления желания ее снять.
И что характерно — чем меньше одежды, тем больше это желание.
А вот, к примеру, даму в шубе раздеть отчего-то хочется меньше, чем даму одетую в то, через что и так все видно.
Это такой специфический парадокс.

даму в шубе раздеть хочется меньше, чем одетую в то, через что и так все видно

Оригинал на pepsimist.ru: О женщинах одетых и раздетых и о разнице между ними
pepsimist: (Default)
Всем известно распространенное русское выражение, приводящее иностранцев в ступор: «Да нет, наверное».
Близко к нему и сочетание «Наверное точно», «Почти наверняка», «Обязательно, но не точно».
В действительности подобных выражений тьма тьмущая, но они настолько естественны для нас, что их странности не замечаем.
Про «старый новый год» говорить не надо, он давно уже воспринимается как одно слово, вроде «Москвареки».
Одно время мне не давала покоя фраза, совершенно, по-моему, смыслово невозможная: «Принуждение к миру».
Она очень напоминала советский лозунг «Борьба за мир» или выражение «Я вас, блять, заставлю радоваться!» или близкое ему «Ради счастья народного никого не пожалею!».
Недалеко от этого ушли и вооруженные до зубов «Миротворческие войска».
Или слегка уже подзабытое выражение «Незаконные бандформирования», как бы подразумевающее существование банд законных.
Впрочем, вполне законные де-факто банды у нас есть, но де-юре они еще пока не оформлены.
А в детстве страшно занимал вопрос, где находится, и как выглядит «среднее ухо», с которым временами возникали проблемы.
То ли на вокзале, то ли в столовой как-то раз впал в задумчивости перед баком с надписью «Холодный кипяток».
Всегда поражало милой непосредственностью словосочетание «Свежие консервы».
Или излюбленный врачебный оксюморон «Сильная слабость».
Из больничного же лексикона и эвфемизм с невыясненной этимологией — «Жидкий стул», который бывает и крепким и разной прочей консистенции.
Оттуда же, видимо, растут ноги и у «Диетического стола».
Милый гарнитур подбирается.
Подозрителен и продукт под названием «Сметана диетическая». Тут уж либо сметана, либо диета, либо одно из двух.
Сомнительная многозначность выражения «Туалетная вода».
Или слова «Театральная уборная». То ли это сортир в театре, то ли артистическая комната.
Известно выражение: «Была бы водка сухая — грыз бы!»
При этом, что любопытно, нисколько не смущали ни сухое вино, ни сухой спирт, давно к тому времени существовавшие.
А сейчас никого не удивляет реклама со словами «Стеклопакеты из алюминия».
Или надпись на ценнике в Детском мире «Пластмассовая железная дорога».
Не говоря уже о ставших обыденными электронных чернилах с электронными письмами.
Тавтология, масло масляное, часто встречающееся в литературе и в разговорной речи: «Истинная правда».
Естественно словосочетание «молочно-белые зубы», но просто «молочные зубы», если задуматься, вещь довольно странная.
Во времена советского дефицита, по плотной хмурой очереди, с номерками на ладонях частенько проносилось взволнованное: «Начинает заканчиваться!».
И всем немедленно хотелось ввести для спекулянтов «смертную казнь», выражение тоже из разряда масляного масла.
Как и часто употребляемое среднеобразованным электоратом «Убило насмерть».
Впрочем, встречается еще более странное выражение «Его убило, но не насмерть».
Еще одна тавтология, распространенная повсюду, — «Самый оптимальный», что раздражает не меньше, чем «Наиболее лучший», «Очень даже прекрасный» и «Довольно-таки чудесный».
На кухнях можно иногда услышать что-то вроде: «Ты смотри, с перцем не пересоли!»
Там же часто просят сделать «огонь потише».
Известно, что есть норма, и есть отклонения от нормы, но кому-то этого показалось мало и родился уродец под названием «предельно допустимая норма». Что-то вроде осетрины второй свежести.
Впрочем, что касается канцелярита, специфического чиновничьего языка, то он есть неисчерпаемый кладезь нелепости, глупости и идиотизма.
Вот вдумайтесь, и ответьте, чем занимается «Служба по контролю за оборотом наркотиков»?
Правильно, исходя из названия, эта служба контролирует оборот наркотиков, то есть, если придерживаться формальных правил языка, занимается тем же, чем и всевозможные наркобароны с наркоторговцами.
Кстати, «Органы охраны порядка» должны бы правильно называться «Органами сохранения порядка» в случае, если порядок уже есть, или «Органами наведения порядка», если вместо порядка вокруг отчего-то бардак и хулиганская вольница.
Охранять можно гаражи или банки, а порядок можно либо наводить, либо поддерживать.
Ну и напоследок российский шик, нелепое дикарское великолепие, сродни «Чертаново-Плаза», это «Ресторан Макдональдс» с картонными стаканами, полуфабрикатными котлетами в булке и порционной картошкой, обильно залитой кетчупом.
Культ карго неистребим.

Оригинал записи на pepsimist.ru: Очень даже прекрасно. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
После трех банок.
Лежу. Где-то.
Вроде день, но темно.
Глаза открыл, все равно темно.
Нет, после четырех.
Четвертая со свекольным самогоном.
Судя по выхлопу.
Вокруг рукой ощупываю.
Я же слышал — звякало.
Не пустое звякало.
Пока не нащупаю, не встану.
Просто не смогу.
Я-то еще смогу.
Организм, гад, не даст.
Я маленький, а он большой, опухший.
И давит.
И эти еще, на диване, судя по звуку.
«А мы с черного хода, а мы с черного хода!» — и пристраивается, пристраивается.
А та, дура, хихикает.
Голая, но в чулках.
Я же слышу.
Вокруг себя рукой шарю.
Вроде ковер.
А может, линолеум.
Темно.
Туда-сюда мигаю, все равно темно.
Хотя, вроде день.
Рука в мурашках нащупала что-то.
Гладкое и холодное.
Тоже в мурашках.
Нащупала, а поднять не хочет.
Сигнал до неё не доходит, по дороге застревает где-то.
В вилочковой железе, видимо.
Или в гипофизе.
Бросил поднимать, стал подтягивать.
Тут, главное, не опрокинуть.
А та, дура, уже попискивает.
В чулках.
И хмырь ее похрюкивает.
Заснули бы уж что ли...
Пузырь подтянул.
Вот теперь как-то приладиться надо.
Голову что ли приподнять.
Или пузырь наклонить.
Голову, если только руками.
Пузырь тоже руками.
А их у меня всего две.
Вроде...
У живота еще какие-то шевелятся, но команд не слушаются.
Не мои, наверное.
Своими пузырь беру, собираюсь, и одним движением в рот вставляю.
Булькает.
Глотаю.
Слышу, булькает, но во рту сухо.
Все равно сухо.
Кто-то рядом выдыхает, как будто умер, а потом ожил.
С силами собираюсь, шепчу: «Оставь, гадина!»
А слова вовнутрь идут.
Губы склеены и слов наружу не выпускают.
Вот закашлялся кто-то, заперхал.
Рука по мне провела — «Саша, Саша, это ты?»
«Я!» — шепчу вовнутрь изо всех сил.
Может, хоть с той стороны что-нибудь наружу вырвется.
«Ща, Сашок, ща!» — звенит чем-то, булькает, и мокрым в морду тычет.
Ну, думаю, не пропаду.
Коли друзья рядом, не пропаду.
С друзьями хоть в пекло, хоть в похмелье.
И та, в чулках пищит кокетливо...
Щас вот спасут меня, и надо пойти клинья ей забить.
Из гуманитарного интереса.

Художник: Сергей Ковалевский
Художник: Сергей Ковалевский

Оригинал записи на pepsimist.ru: После трех банок. Комментировать можно и здесь и там.

Диван

Feb. 19th, 2013 11:16 pm
pepsimist: (Default)
Обуреваемые чувствами они упали на старый диван с промятым поролоновым матрасом.
Диван охнул и привычно заскрипел древесностружечным скелетом.
Бурное дыхание и тяжелое сопение, разбавляемые хлюпаньем и хлопаньем потных тел наполнили комнату.
Диван держался из последних сил и шурупов.
Наконец сопение взбурлило и стихло.
Послышались приглушенные слова, невнятные звуки, голые пятки прохлопали из комнаты и мокро прошлепали обратно, прошуршали простыни, кто-то пару раз вздохнул и все замерло.
«Вот она какая, любовь…» — подумал диван, и скрипнул дряхлыми, натруженными березовыми костями.

Оригинал записи на pepsimist.ru: Диван. Комментировать можно и здесь и там.

Выбор

Jan. 3rd, 2013 08:12 pm
pepsimist: (Default)
Устоялись дожди, мутная илистая вода покрыла все видимое пространство до горизонта. А вернее, до той сплошной мутно-молочной пелены, которая скрывала не только далекий горизонт, но и дома, полуголые деревья и желтые холмы, уходящие, растворяющиеся в этой известковой пелене. Дожди уже были не сильные, теперь они лишь нудно и монотонно и даже как-то нехотя шлепали нечастыми тяжелыми каплями по лужам, по ржавым мокрым крышам, развороченной вязкой глине, остаткам травы на обочинах, по блестящим лысинам торчащих на асфальтовых пятачках гипсовых фигур...
Царила тугая, промозглая и пронзительная тоска, временами переходящая в почти приятную на этом безысходном фоне обычную глухую скуку...

Горячий, обжигающий стопы крупный песок, вперемешку с укатанной каменной крошкой. Низенькие, полуразрушенные временем каменные стены, которые уже много-много лет ничего ни от кого не огораживают. Чуть выше по холму начиналась прозрачная роща с кружевной тенью, колышущейся на светло-зеленой траве. Стрекотали цикады, вдалеке отрывисто переговаривались какие-то птицы. Со стороны моря слышался легкий шум накатывающих волн и беззаботные голоса о чем-то то ли спорящие, то ли просто перебрасывающиеся веселыми фразами. На террасе перед домом, в фиолетовой тени дремала собака, положив морду на лапы и комично-страдальчески приподняв белые брови. В доме было не жарко, а свежо и почти прохладно. Зеленые занавеси на солнечной стороне чуть колыхались, вбрасывая в комнату сверкающие полосы и пятна жаркого солнца. Было легко, светло и удивительно покойно. Непривычно покойно.
Но к хорошему, говорят, быстро привыкают...

Оригинал записи на pepsimist.ru: Выбор. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
К вопросу о том, чтобы приехать в гости. Это легко.
От аэропорта на такси всего сто баксов и сорок минут.
Водителю говорить ничего не нужно, он все равно привезет куда надо ему.
Оттуда еще час пешком или на трех автобусах, одной маршрутке, через дорогу налево.
Если лифт работает, постараться попасть между двадцатым и шестнадцатым этажами.
Если не работает, то любой, до которого хватит сил.
Стучать три раза по две минуты.
Каморка крошечная, как у пана Тыквы (если кто знает, о чем речь).
То есть метр на метр на полтора и два по диагонали.
Ну, может чуть больше, если сам человек меньше.
То есть габариты каморки плавно меняются относительно габаритов находящегося в ней в каждый конкретный момент времени.
Душ внешний, ванна выдвижная, удобства выносные, спальня в другом месте, в другом районе, с другой девушкой и под другим именем.
Кухня в противоположном конце города, тоже у другой девушки, но под той же фамилией.
Места отдыха, телесного расслабления и восстановления душевного покоя беспорядочно разбросаны по всему городу под массой разнообразных имен, фамилий и прочих отличительно-опознавательных псевдонимов.
Друзья разбросаны так же беспорядочно, но уже по всему глобусу, отчего русские их имена забылись и плавно заменились англоязычными никами.
Вместо раскладушки лучше привозить с собой надувной матрас.
В сложенном виде очень удобно прячется в сливной бачок и не занимает много места.
И надувной матрас в сливном бачке может оказаться весьма многообещающим обстоятельством.
Особенно, если включить воображение и перестать думать банально.
Добро пожаловать!

Добро пожаловать

Оригинал записи на pepsimist.ru: В гости. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
Для чего в ванной зеркала вешают?
С утра заглянуть либо забываешь, либо опасаешься.
Ибо были прецеденты.
Да по утрам, по-моему, вообще никто в них смотреть не любит.
Днем смотреть некогда и смысла нет.
Вечером вообще не до зеркала.
Да и чего нового там увидишь?
Все та же борода с усами.
А причесываться удобнее наощупь, отчего-то аккуратнее выходит.
Да и вообще, когда в него заглядываешь, все равно мысли посторонним заняты, а не тем, что в нем отражается.
Зеркало, не киноэкран, ничего интересного, нового и захватывающего вам не покажут.
В зеркало нельзя заглянуть в надежде, что там вдруг окажется стройная голая блондинка с выдающимися формами.
В нем даже не соврут, как в телевизоре, а прямо и без обиняков выложат о тебе всю правду-матку.
А кому она, матка, нужна?
Никому не нужна, ибо все хотят чтоб им врали, но красиво.
Ты, мол, всех прекрасней и милее, или мужественнее и мускулистее, в зависимости от половой принадлежности и сексуальной ориентации смотрящегося.
Так что зеркало, вещь в хозяйстве удобная, но на психологически неуравновешенных и неуверенных действовать может губительно.
Мне как-то пришлось месяца полтора обходиться без зеркала по причине его отсутствия.
И ничего, нормально все.
Морду наощупь, а остальное важное и без зеркала видно.
Когда через полтора месяца к зеркалу подошел, самооценка подскочила, как каучуковый мячик и долго еще прыгала по квартире.
Поэтому нервным, впечатлительным и анемичным рекомендую от зеркал вовсе избавиться.
Гораздо лучше будете себя чувствовать.
Отвечаю.

У зеркала

Оригинал записи на pepsimist.ru: Всех прекрасней и милее. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
Копался в шкафу и выудил из коробки старую потрепанную записную книжку.
Открыл полюбопытствовать, чьи имена и телефоны много лет назад заносил в неё для памяти.
Каждая страница густо исписана, что-то зачеркнуто, исправлено, вписано поверх.
Имена, фамилии, многие телефоны с пояснениями: «дом.», «раб.» и ещё какие-то «лаб.», «дир.», «коп.».
Кто все эти люди? О чем я с ними разговаривал, зачем звонил, для чего хранил их телефоны?
Видимо, это были знакомые или даже те, кто тогда назывались словом «друзья».
Но из всех сотен вспомнил не больше дюжины.
Сколько времени было на них потрачено, а в памяти сохранилась лишь эта дюжина, да и та смутно и отрывисто.

Жора, сумасшедший поклонник Рода Стюарта. Жора мог позвонить среди ночи и часами пересказывать все композиции с только что им раздобытого альбома своего кумира.
Жарко дыша и захлебываясь, спешил поделиться восторгом.
Очень закомплексованный, а оттого грубовато-нагловатый, с типичной высокомерностью неуверенных.
В очередном приступе самоутверждения сказал что-то лишнее и с тех пор пропал, стесняясь извиниться.

Вот Славка, помешанный на фантастике, и постоянно выпрашивающий с моих полок «на прочитать».
В отличие от большинства знакомых, Славка честно и почти в срок все возвращал, и ему я доверял даже те книги, которые не давал никому другому.
Сам он тоже приносил иногда что-нибудь редкое и любопытное и очень любил обсуждать прочитанное.
Лет десять назад ослеп, перестал ходить и умер от цирроза.

Юрик, фанат электроники, гений олова и канифоли, ювелир паяльного дела, гуру транзисторов, резисторов и сопротивлений, способный собрать потрясающий по характеристикам усилитель из башмака, алюминиевой вилки и мотка старой проволоки от сгоревшего холодильника.
Юрик чинил мне многочисленную и часто ломающуюся аппаратуру, изобретал и паял уникальные гитарные примочки и доставал немыслимо дефицитные микросхемы, без которых магнитофоны, микшерские пульты и прочая электрохрень категорически не желали работать.
Как всем гениям, Юрику интересна была только голая идея и её лабораторные подтверждения на коленке.
Он прихватывал каплей олова детальки и проводки к самодельной плате и втыкал это в сеть.
Корпусов для своих радиоинженерных шедевров он не признавал, считая их излишеством и мещанством.
От этого его уникальные примочки были похожи на раздавленных жуков с расбросанными кишками, и имели обыкновение внезапно заходиться фейерверком и вышибать пробки во всем доме.

еще персонажи из книжки )
pepsimist: (Default)
Я сижу, я курю трубку, я пью чай, я рендерю здоровенный файл и я влюблен!
Я летаю в кучевых и перистых облаках обласканный солнцем, политый теплым дождем, обдуваемый ласковым ветром и тащусь, как старая нагудроненная шпала.
Если только шпалы вообще тащатся.
По-моему, их чаще таскают, нежели они сами это делают. Впрочем, это вздор!
Какие чудные глаза! Какая улыбка!
Чуть вьющиеся белокурые волосы, губки, щечки, ушки, носик!
Ах, ах! Высокий класс!
Хотя, вполне возможно, что в действительности она худая щепка с кривыми ногами, отвратительным характером, гнилыми зубами, язвой желудка, гроздьями геморроя и грудью нулевого размера.
Но разве важно, какая она в действительности?
Я же сейчас, сегодня, в данную минуту влюблен не в действительность, не в девку из мяса, крови, лимфы, печени, селезенки и гайморовых пазух.
Сейчас я влюблен в образ.
А у образа нет больной или даже здоровой печени и толстого кишечника.
У образа их просто не может быть.
Иначе, это уже будет какое-то пособие по анатомии.
А образ, — он всегда прекрасен, воздушен, возвышен и легок, как солнечный зайчик на ладони.
Я допишу этот текст и перестану быть влюбленным, но вот в данную минуту, в этот самый момент я совершенно счастлив (не считая болей в пояснице, ломоты в висках и урчанья в животе).
Она (О, ОНА!), какая-то художница из не знаю откуда.
На сайте этого не написано.
Там лежат четыре ее работы, которые она продает, и ее небольшая черно-белая фотка.
Я глянул на фотку и решил на полчасика влюбиться.
Что и сделал с большим удовольствием и энтузиазмом.
Чем не развлечение в ожидании рендеринга?
Полон возвышенных чувств, весь добрый и благородный, с распущенным павлиньим хвостом и взглядом идиота от рождения.
Впрочем, всем вам это чуждо, непонятно и неинтересно.
Никаких сисек-писек, жоп и прочих гениталий.
Вы расчетливы и прагматичны.
Вы — пошлые циники, не способные на подобные чувства.
Вы вообще их не понимаете.
Вот так вот я вам скажу.
Неважно, что половина (три четверти) из этого — неправда.
Важно, что я в данный момент так настроен.
Я сейчас романтик, лирик и кидаюсь драться на шпагах за прекрасную даму, и мне нужен оппонент.
Вот и побудьте несколько минут таким оппонентом.
Вам что — жаль что ли?
Вас не убудет, а человеку поможете.

Ладно, файл уже почти готов, осталась пара минут моей влюбленности.
А потому пойду, еще раз гляну на этот нежный образ, пока он не превратился в страшную образину.
Как Золушка.
Только я не принц и никаких башмаков из хрусталя у меня на лестнице никто не терял.
Да и лестницы у меня нет.
Если только в подъезде, но это не считается.
Так что, я пошел.
Чтоб вы все были здоровы.
Ах, ах! Высокий класс!

Оригинал записи на pepsimist.ru: Влюбленность и образ без печени. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
Лет пятьдесят назад повез меня отец в зеленом пыльном поезде в Калужскую губернию.
Переночевали в поезде, приехали на место к полудню, вышли на пустынный перрон, к обколупаному, когда-то в желтой штукатуре домику с провалившейся крышей и одинокой решетчатой бойницей с кривой надписью над ней: «Билеты».
Солнце шпарило с бесстыдно голого неба, не прикрытого даже легким облачком.
Выйдя с вокзала, прошлись по жаркой, пыльной, безлюдной улице с одинокой покосившейся колонкой, деревянным фонарным столбом без лампы и брошенной у забора телегой.
Пройдя мимо лошади, сонно мотающей гривой рядом с дряхлым, военных лет грузовиком, зашли в столовую.
Или это было кафе. Или рюмочная.
Разницы нет, все они тогда были на одно неумытое, побитое жизнью общепитовое лицо.
Замызганный домик с давно выцветшей на солнце, смытой дождями до неразличимости вывеской над дверью.
Внутри душный полумрак с запахом тушеной капусты, лениво плавающая в воздухе пыль и четыре стола на изуродованных артритом ножках.
За одним, молча и сурово подъедали макароны два шофера в пропитанных тавотом и бензином ватниках.
На остальных столах крошки, мокрые разводы, пустые салфетницы с надписью «Общепит» и влажная крупная, похожая на серый кварцевый песок, соль в нечистых блюдечках.
По столам неторопливо подбирали крошки большие сытые черные мухи.
В Москве таких огромных мух не водилось.
Были они размером почти со шмеля, иссиня-черные с бензиновым отливом.
Купили лимонаду, кисловатого ржаного хлеба с пропеченной до хруста коркой, и два помидора.
Помидоры были огромные, крепкие, сочные, красные, будто налитые кровью, но не глянцевые, а как бы слегка припорошенные пылью, плавающей вокруг.
Отец достал из портфеля перочинный нож, разрезал помидоры на четыре части и мы принялись их есть, посыпая большими кристаллами соли, которая каменной крошкой хрустела на зубах.
Это были самые вкусные помидоры, которые я когда-либо ел.
Даже отдаленно похожие на них с тех пор не попадались.
Ничего больше не запомнил о том дне, только огромные сочные помидоры с чуть подгорелым черным хлебом и каменной серой солью.
Странные вещи отчего-то в памяти остаются.
Почему именно помидоры так крепко и основательно засели в памяти, случайно зацепив и потянув за собою и лошадь, и пыльную улицу, и суровых шоферов с их макаронами?
Наверняка, было в этом городке еще что-то интересное, необычное для сугубо городского мальчишки, что должно было остаться в памяти.
Но память пуста. Только эти нелепые, сказочно вкусные помидоры.

Сельская столовая

Оригинал записи на pepsimist.ru: Помидоры из детства. Комментировать можно и здесь и там.
pepsimist: (Default)
Дождь капает с бровей, стекает по усам, течет за шиворот.
Кеды хлюпают по тонкой пленке желтой глины на асфальте.
Почему всегда глина, откуда непременная грязь на асфальте?
Даже в центре, где и земли-то нет.
А все равно.
Ветром что-ли наносит.
Или город тает, сыплется потихоньку прахом.
Говорят же про стариков, что из них песок сыпется.
Хотя в городе домов-то старых осталось раз-два и обчелся.
Сыпаться особенно нечему.
Или новоделы так строят, что сыпаться от старости начинают еще до того, как сдали.
Так и идешь по праху.

Оригинал записи на pepsimist.ru: Дождь и прах. Комментировать можно и здесь и там.

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5 6 7 8 910
11 12 13 14 151617
18 19 20 21 222324
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:53 am
Powered by Dreamwidth Studios